«В коматозном состоянии». Репортаж из села, где бесследно исчезли подростки

0
256

На Алтае вот уже две недели не могут найти 18-летнюю Оксану Руденко и 15-летнего Диму Думчева. Подростки из села Токарево ушли из дома 7 января и не вернулись. Позже выяснилось, что ночь перед исчезновением они провели дома у 48-летнего Владимира – по словам сельчан, странного и неуравновешенного. А когда свидетеля, который, возможно, последним видел ребят, доставили в полицию, он покончил с собой. 13 января алтайский Следком возбудил уголовное дело по признакам двойного убийства. Корреспонденты amic.ru Саша Соколов и Слава Мельников отправились в Токарево, поговорили с родственниками подростков и попытались понять, куда и как те могли пропасть.

Баба Света и дядя Максим

Токарево – обычное, ничем не примечательное село неподалеку от Новоалтайска. Старые, обветшалые дома – немало брошенных и сгоревших – разбросаны по обе стороны трассы. В одном из них точно кого-то ждут: обе калитки открыты нараспашку. Домик на два хозяина, совсем неказистый. Зато с хорошим забором и собакой на привязи. Здесь и живут семья Оксаны Руденко и бабушка Димы Думчева – к ней подросток часто приезжал ночевать. Сам Дима из соседнего Белоярска.

Проходим мимо собаки, которая не лает и прячется в будку (видимо, уже привыкла к гостям), и стучимся в дверь. «Открыто, чего долбите», – в холодных сенях на старом диване в потрепанной куртехе и растоптанных калошах сидит и курит баба Света. Это ее внука теперь ищут по всей округе. «О чем говорить? Все уже выспросили, все сугробы перерыли, нет их нигде», – ворчит баба Света и кашляет в платок, который не выпускает из рук.

«Да вы уже достали ходить. Каждый день то менты, то журналисты», – явно подвыпивший мужчина в растянутых штанах распахивает скрипучую дверь. И представляется: «Я Максим, дядька Димки». Выяснив, что мы не менты, а журналисты, Максим ненадолго скрылся за дверью, накинул старый потрепанный пуховик, шапку и уселся на диван рядом со Светланой.

В доме, который, кажется, не видел порядка уже несколько лет, сильно пахнет перегаром: родственники признались, что в последнее время много пьют – «с горя». Не скрывают, что и до этого регулярно прикладывались к бутылке.

Обстановка в сенях удручающая. Дощатый скрипучий пол, древние столы, заставленные всяким хламом, продавленные, засаленные диван и кресло. «Да чего их тут искать, их в Токарёвке по-любому нету. Тут все перекопали, уже бы нашли», – говорит Максим, глядя в окно, на котором лежат полусгнившие замерзшие помидоры.

«Они очень хорошие друзья, много общались и вместе гуляли. 7 января они у нас были, сидели все вместе на кухне. Ксюша в телефоне все время сидела, переписывалась с парнем своим. Он из Чесноковки. Потом она решила к нему поехать, а Димка сказал, что хочет ее проводить до остановки. Ксюша собиралась ехать на автобусе № 15, который на 18:50. Вот как они ушли, с тех пор мы их и не видели», – подбородок бабы Светы начинает дрожать. Всхлипнула, вздохнула и замолчала.

В доме, где ребят видели в последний раз, полицейские перевернули все вверх дном: вскрыли полы и проверили чердак, рассказывает Максим. А волонтеры «разрыли и истыкали палками» все сугробы. К поискам подключили даже кинологов и водолазов (неподалеку река Малая Черемшанка). Но масштабные поиски за две недели не принесли никаких результатов.

Не обессудьте

Баба Света рассказывает: Дима очень любил у нее гостить. Вот и на Рождество тоже решил остаться в Токарево. Даже взял с собой учебники, чтобы в Белоярске не заходя домой сразу пойти в школу. Учебники, кстати, за шестой класс, хотя 15-летний мальчишка должен быть уже в девятом: три раза его оставляли на второй год за неуспеваемость.

Стучим в дверь той половины дома, где живет Оксана. Открывает младшая сестра: «Мама уехала к следователю, не знаю когда вернется, каждый день туда ездит». Чтобы не ждать Ларису (маму Оксаны) на морозе, мы решили съездить в Белоярск к родителям Димы. Показать дорогу вызвался Максим: «Только вы, мужики, не обессудьте: от меня перегаром пахнет. Сами понимаете: не знаю, куда себя деть».

15 минут пути – и мы на месте. В ветхом доме нас встречают мама пропавшего парня Инна и отчим Александр. Тот не скрывает, что с пасынком у него были сложные отношения. Говорит, что Дима в свои 15 лет наивно считал себя взрослым и был чересчур самостоятельным. Разговариваем мы на кухне. Пол там настолько грязный, что сама Инна не разувается, и нам не советует. Максим садится на корточках возле печки и курит.

«Дима часто к бабушке уходил. Иногда даже не предупреждал. А бывало, что и просто пропадал куда-то. В прошлом году так исчез. Я заявление написала, Диму полиция разыскивала. Нашли его в итоге в Зудилово. Пару раз мы его пьяным ловили, наказывали. Он всегда был замкнутым, друзей у него немного. В последнее время он с Ксюшей очень много общался. Вот и на каникулах засобирался в Токарево, чтобы с ней гулять», – мама Димы говорит спокойно, словно уверена, что сын просто в очередной раз решил убежать и скоро вернется.

На вопрос о том, где может находиться Дима, она ответить не может. Резко замолкает и смотрит в пустоту. А потом тихо говорит: «Ну должен же он где-то объявиться».

Инна каждый день звонит и в полицию, и в Токарево: надеется, что появится хоть какая-то информация.

Нормальный мужик

Когда мы возвращаемся в Токарево, к дому Руденко как раз подходит молодой человек. Это Роман – старший брат Ксюши. Говорит, что только что от следователя. В семье Руденко помимо Ксюши пять человек: мама Лариса, брат Рома и три младшие сестры. В доме по-деревенски просто. Кое-где отклеиваются обои. В углу – наряженная елка. Только вот атмосфера тут совсем не праздничная. «Мама очень переживает, не знает куда себя деть. И устала уже отвечать на одни и те же вопросы», – глухо объясняет Роман.

Рассказывает о случившемся без эмоций. Чувствуется усталость, похоже, и ему отвечать на одни и те же вопросы порядком надоело. Говорит, что трудным подростком Ксюшу назвать было нельзя.

«Из дома она надолго не уходила. Только, бывало, к парню своему уезжала. Я его вообще не знаю, мутный какой-то. Знаю только, что Петром зовут. Он даже не знал, что Оксана – эта Ксюша, когда мы ему позвонили. Моя девушка Ксюша, говорит, а никакую Оксану не знаю. Но она всегда предупреждала, если с ночевкой к нему ездила. А ближе всех она вот как раз с Димой общалась. Они много переписывались, гуляли. Ну и выпить могли вместе, но нечасто», – объясняет Рома, уставившись в пол.

Видно, что семья живет небогато: пятеро детей, мама на пенсии, а отец надолго уехал на заработки в Бийск. Поэтому Ксюша подрабатывала у 48-летнего соседа Владимира – тот жил в садоводстве неподалеку, занимался сбором папоротника, ягод, грибов, шишек. Работала на него не только Ксюша, но и вся семья. Даже несовершеннолетние сестры ходили к Владимиру перебирать грибы и ягоды.

«Он все это привозил, и девочки ходили к нему, перебирали. Сколько он им платил, я не знаю, они же не все в дом приносили. День поработают – ну 400 рублей заплатит, а бывает, что и 500, и 700. Сам-то я с ним только на сборе работал. Он меня брал с собой в Горный Алтай, на сбор шишек. Ростом он примерно с меня, некрупный. Но мешки в машину закидывает – будь здоров. Мы и бражку с ним пили. Нормальный мужик», – вспоминает Рома.

Сплошные странности

Именно у Владимира, по данным следствия, подростки и провели последнюю ночь перед исчезновением. О нем и родственники Димы, и брат Оксаны отзываются неоднозначно: мол, всегда тут жил, ничего особенного в нем не было, работу многим в поселке давал.

Дом Владимира стоит немного в стороне от поселка, в садоводстве. Дорога к нему буквально разрыта, а все сугробы вокруг разворошены: тела пропавших искали везде, где только можно. Возле дома в снегу большая вмятина: след от машины, которую сейчас забрали на экспертизу. На вопрос, зачем 18-летней девушке и 15-летнему мальчику идти в гости к 48-летнему мужчине, Рома, будто бы не находя, что сказать, бросает: Ксюша его хорошо знала, работала у него, ну, а Дима всегда за ней везде ходил, вот и пошел. Наверное, за компанию.

Лишь теперь, после пропажи подростков, родственники признают, что отношения Владимира и Ксюши были несколько странными. Мужчина дарил девушке недешевые подарки: мобильный телефон за 11 тысяч рублей, куртку, обувь. Денег в семье особо не водилось, и потому на это закрывали глаза. После исчезновения о подарках снова вспомнили. Полицейские косвенно подтвердили подозрения семьи, рассказал Роман.

«Я как-то к ней не лез. Да, настораживает – ну не за просто же так он ей подарки такие дарит. Да и другим девочкам он тоже подарки, бывало, дарил. Только не такие дорогие. Короче, Ксюша все отрицала. Но иногда уходила «по делам» и никому не говорила куда. А когда их искать начали, мне уже полицейский рассказал. Ну, то есть, спросил, знал ли я, что у Ксюши и Владимира уже больше года была интимная связь», – неуверенно говорит Роман. Будто бы не понимает, как к этому относиться.

Владимир, по его словам, был неуравновешенным. «Короче, он был иногда очень странный. В нем как будто бы жили два человека. Мог сидеть спокойно, а потом внезапно как засмеется или заплачет. Бывает, ему кто-то из девочек (маленьких сестер Ксюши) что-то скажет, так он обидится и всю семью в WhatsApp заблокирует. Потом отойдет – разблокирует. Но при этом сказать, чтобы он когда-то кому-то угрожал или вред причинил, я не могу», – говорит Роман.

У Владимира, по его словам, был взрослый сын. А за день до самоубийства у него родился внук. По словам сельчан, у мужчины деньги водились: в поселке у него был склад для хранения товара, а недавно он приобрел еще и заброшенный участок в Токарево.

Ксюшины проблемы

Накануне пропажи подростки вели себя как обычно, никто из родственников ничего подозрительного не заметил. Лишь потом Рома получил доступ к переписке Ксюши и узнал, что на самом деле у нее были проблемы.

«Она еще пятого числа Диме писала, что ей на душе плохо и надо выговориться. Попросила его найти где-нибудь бухло. Я так понял, он у бабушки своей спирт украл. А своему парню она написала, что беременна. Тот ей ответил что-то вроде: «Ты че, гонишь? Я не готов к ребенку». Поэтому она расстроенная и была. Мы, естественно, вообще об этом ничего не знали на тот момент», – тут Роман слегка заикается.

Сестры Ксюши видели ее с Димой вечером 7 января незадолго до исчезновения. Говорят, что те были «хорошо датые». Потом они вдвоем были у бабушки мальчика. Ей подростки сказали, что пойдут на остановку: Ксюша поедет к своему парню в Чесноковку, а Дима проводит ее до остановки и вернется домой.

Неизвестно, поменялись ли у подростков планы или они изначально обманули родных. Но в тот вечер они точно отправились к Владимиру. Об этом сам мужчина рассказал маме Ксюши, когда стало известно о пропаже. По его словам, компания выпивала, а утром 8 января, когда мужчина проснулся, девушки и парня уже в доме не было.

«У Ксюши еще переписка была с сестрой, которая с нами не живет. У них дом возле Косихи. Так вот, Ксюша о чем-то ругалась с ней, записывала голосовые. Это вечером 7 числа было. На записях слышно, что там и Дима рядом, и Вова. Все выпившие, а на фоне музыка играет», – пояснил Рома.

Владимир же рассказывал, что уже ночью подростки ездили на такси в магазин – за выпивкой. Это последнее, что о них известно. Кстати, уже после исчезновения Оксаны ее младшие сестры приходили в дом к мужчине, которого теперь многие обвиняют в убийстве. Перебирали рябину.

«В коматозном состоянии»

О том, почему родственники не обратились в полицию сразу, отвечают: ждали трое суток. Этот распространенный миф (на самом деле ждать не нужно, подать заявление можно при малейшем подозрении на пропажу) часто уменьшает шанс найти человека живым.

«Мы с мамой думали, что Ксюша у парня своего. Поэтому как-то спокойно воспринимали, что ее пару дней уже нет», – объяснил Роман.

А дядя Димы, Максим, честно признался: ему было не до племянника. Он сам был «в коматозном состоянии».

Смерть задержанного в полиции Новоалтайска подтвердили официально. Вероятно, это мужчина, связанный с делом пропавших подростков. Полиция быстро выяснила, что Владимир был последним, кто видел детей. Именно поэтому его (важно – как свидетеля, а не как подозреваемого) доставили в отделение. Там он вышел в туалет и совершил самоубийство. «Наверное, если вскрылся, то значит, в чем-то виноват», – пожимает плечами Максим.

В то же время и родственники Димы, и родные Ксюши считают, что Владимир расправиться с детьми не мог. При всех его странностях они отмечают «слабохарактерность и мягкость» мужчины. Поиски в доме Владимира и на территории вокруг тоже ни к чему не привели.

Дядя Димы честно признается, что живым мальчика уже не ждет. Родственникам полицейские открыто говорят, что по прошествии такого количества времени ищут теперь только трупы. Да и невозможно в современном мире так долго скрываться и не выходить на связь. Тем более когда весь город стоит «на ушах».

Но поиски ребят продолжаются, а родители все-таки верят в чудо. По словам Романа, мама Ксюши надеется, что та где-то «гуляет». Об этом же говорит и баба Света. «В Токарево их точно нет, уже бы объявились. Могли же они уехать куда-нибудь. Я надеюсь, что Дима скоро вернется», – провожает нас баба Света. И остается курить в холодных сенях с полуоткрытой дверью. Она ждет.

 

Амител

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here