Один день из жизни волонтера

0
489

За участие в Олимпиаде городов Алтайского края команда волонтёров города Заринска была награждена сертификатом на игру в пейнтбол. Вместе с ними поиграть в «войнушку» отправилась и редактор городской газеты.

Когда мне пришло в голову взять оружие в руки, в какой момент, я даже не поняла. Помню только, как руководитель волонтерского отряда Юлия Анисимова поделилась, что ребята получили такую награду. И тут я решила предложить свои услуги по информационному сопровождению. Естественно, с непосредственным участием в игре.

Встречу назначили на карьере за профилакторием. Как мне сказали, там замечательное место для игры в пейнтбол, площадка позволяет почувствовать себя в реальном бою. Встретил нас организатор этого мероприятия, вместе с тем и владелец игрового комплекса, Алексей. Он провел инструктаж. Среди  присутствующих волонтёров узнаю знакомые лица: Валентина Меновщикова, Наталья Закурдаева, Екатерина Тернова, Кристина Чернова, Лиза Кукина, Юлия Герасимова… Во главе — Юлия Анисимова, она играть не собирается. И позже я пойму почему.

Знакомимся с ребятами. Всего сюда пришли 16 человек — не вся команда, но и этого хватило, чтобы получить большую дозу позитива для дальнейшей профессиональной деятельности.

Пока я рассматривала присутствующих,  чтобы, так сказать, оценить будущего врага, инструктор уже рассказал, как держать оружие, снимать его с предохранителя. Объяснил он, в том числе, и в каком случае бойца ранили, в каком убили. В это время я делала съемку, поэтому особо не вникала в процесс, но запомнила главное — как правильно уходить с поля, если противник тебя расстрелял. Важно поставить оружие на предохранитель, чтобы попутно никого не подстрелить, и поднять руки вверх. Тогда игру на время остановят, давая бойцу уйти с поля. Это правило запомнилось  как «отче наш».

Когда все были готовы, или делали вид, нас попросили разделиться на команды по четыре человека. Всего набралось четыре таких компании. Каждая придумала свое название. Они были разными, в большинстве своём английского происхождения. Мы с ребятами заморачиваться не стали и назвались «Грушей». Откуда появилось столь необычное имя, вникать особо не стала — придумала молодёжь, значит, для неё это актуально. А нам, постарше, и так пойдёт. Лучше, кстати, чем нерусские словечки.

В моей команде тоже было четыре человека. Это: Максим Пшеничник, Юлия Заречнева, Александра Куприянова и я. Сильнейшими стали, с первого же взгляда, Максим, просто потому что он — парень, а также Саша, которая посещала клуб «Маргеловец». Она точно держала оружие в руках и умела им пользоваться. Мы же с Юлей особо приемами войны  не владели. Точнее, я шла в игру второй раз в жизни, а она и вовсе впервые выходила на поле боя.

И вот первые две команды начали надевать на себя снаряжение. А это совсем непросто, скажу вам. Всю амуницию одевают в определённой последовательности, дабы не получить синяки от патронов с краской. На голову сначала капюшон и только потом шлем. На руки — перчатки. Как может обычный камуфлированный костюм защитить от боли, уже тогда вызывало сомнения. Но другие же играют?! На передовую выходят первые бойцы, делаю им фото на память — это у меня здесь первоочередная задача. Девчонки крутятся перед камерой, всем хочется на аватарку установить снимок воинственной Амазонки. Парни делают строгий вид, им бы главное пострелять.

И вот Юлия Анатольевна уже на горе, откуда руководит процессом, инструктор Алексей тоже там, в зубах у него свисток, и сегодня он решает, кто уйдёт с поля живым. Вместе с ними фотограф Николай Губин. Он, оказывается, тоже в нашей компании. Или я в их, но это уже неважно. Коля страхует сверху, я снимаю внизу.

Звучит свисток, игра начинается. Называется она «Стенка на стенку». Четыре человека должны стрелять друг в друга до последнего бойца. На полигоне — барьеры из фанеры и резиновых шин. Одна команда сидит в укрытии и никак не хочет выходить. Алексей ругается на них — сидеть на месте не по правилам игры. Только сейчас я понимаю, зачем они это делали.

Слышится стрельба, краска летит в разные стороны, и вот первые жертвы. Кто-то поднимает оружие вверх. И так как для меня это стало главным правилом игры, понимаю,  что солдата убили. Под шлемом — девушка. Что ж, красотка, и такое бывает, это тебе ни глазами стрелять. На руке и ноге краска, значит, стреляли метко. Не промах попался противник, совсем не промах…

Один за другим бойцы уходят с поля, и я понимаю, что облачаться в камуфляж нужно мне и нашей «Груше». Меряю одежду — размерчик так 56-ой минимум. Утопаю в нем, но другого тут не дано. На время передаю фотоаппарат в Колины руки. Он уж точно его сбережет. Надеваю капюшон и всё другое обмундирование. Девчонки рядом тоже примеряются, им очень смешно — в такой одежде ещё не ходили. Что интересно, отступать не собираются, хотя кое-кто потирает «раненую» ногу.

Итак, к бою готовы, выходим на подиум, ой, на полигон. Прячемся за фанерной стеной. Я занимаю позицию слева, присаживаюсь на колено, снимаю оружие с предохранителя. К «войнушке» готова. Звучит сигнал… И уже через три минуты чувствую боль в левой ноге. Не успеваю понять, что произошло — ещё выстрел, потом другой. И тут я вижу противника — он расположился в аккурат напротив меня и открыто стреляет из оружия. Краска течёт по куртке, по штанам. Мне больно… И тут вспоминаю главное правило игры — ставлю оружие на предохранитель и поднимаю руки. Все, я убита. Выхожу с поля боя и корю себя — ну как могла попасться на первых же минутах?! Стыдно перед молодёжью. Хотя что тут такого — я старше, мне можно уже и посидеть подольше и под пули попасть…

На выходе кричу Юлии Анатольевне: «Не бывать мне военным журналистом, убьют в первую же минуту…». Снимаю куртку, под ней покраснения. Вот они пули вражеские, что наделали.

Но это не всё, наши проигрывают, и » Груше» вновь приходится идти на поле битвы, только уже с другого фланга. Прячемся в засаде, думаю, ну сейчас точно кого-нибудь убью. Стреляю, а пуля летит странно — сначала вверх, а потом уже вниз. Целиться не умею вовсе, бью наобум.

Максим с Сашей уже на передовой, мы сидим и присматриваем в узенькую щёлку жертву. Кажется, вот сейчас начнётся  месиво, вот — противник, вот — оружие. Рукой подать. Воюй, не хочу. И тут слышу сзади грубый мужской голос: «Вы убиты! «. Как же так? Даже не успеваем спросить. В каких правилах это написано, чтобы враг заходил с тыла?! И тут понимаю, что инструктора-то не очень слушала… Значит, есть такое.

Поднимаю руки, ухожу. Моя война закончилась. Возвращаюсь в статус фотографа. Обидно, больно, стыдно, что тут скажешь… Команда проигрывает, но не унывает – свой адреналин все получили. А вот Юлия Анатольевна занята уже другими делами. Она уже с ребятами разогрела чайник на газовой плите и угощает их сладостями. Все весело смеются и готовятся к новым походам.

Незаметно пролетают три часа, солнце на горизонте уже готовится ко сну. Святослав Коровников, который только что был с загипсованной ногой, показывает сальто на камеру. Кстати, он же берёт нас в плен еще полчаса назад или убивает, уже неважно. Мне надо собираться домой. У ребят ещё много энергии, они бесконечно много трещат об игре, о своей жизни, о вечеринках. А меня ждут дома дети. Спасибо волонтерам за подаренный позитив.

На следующий день твердо решила — в пейнтбол больше играть не буду. Три синяка всё ещё красуются на руке и ноге, не моё это. Лучше уж с фотоаппаратом охотиться. Так безопаснее. А Коля Губин, кстати, тоже встал в ряды бойцов, наигрался досыта. Ему-то что, он в армии служил. Тут  же ни опыта, ни времени на подготовку. Но одно теперь я понимаю точно — почему Юлия Анисимова руководит волонтёрами. Потому что заряжают они своей энергией, своим настроением и молодостью. Хорошая работа, интересная, а самое главное — полезная людям. Ребята, зовите ещё, пофоткаемся.

Наталья Майбурова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here