Сочинение заринской школьницы — участницы конкурса «Перспектива»

0
11
learning literature

Я помню каждый свой новогодний праздник, я помню утренники в садике и бережно повешенный вечером на стул наряд  Снежинки, в котором я чувствовала себя принцессой из сказки. Я помню терпкий запах ели и яркую переливающуюся звезду, которую на самую верхушку неизменно вешал папа. В детских глазах наивно и неподдельно искрился свет, а все мои заботы и желания я могла уместить на лист бумаги, старательно выводя на нём неровные разноцветные буквы.

Прошло много лет, я больше не пишу письма могущественному волшебнику, и не могу так же преданно, как в детстве, верить в то, что он в силах исполнить все мои  желания. Но если бы я писала ему послание сейчас, что бы я могла попросить?

Я бы хотела научиться летать, останавливать время и бесконечно быстро перемещаться в любое место нашей планеты, я бы попросила наколдовать много сладостей и преследующую меня удачу, я бы смогла сделать все свои мечты реальными. Однако все эти желания навсегда останутся в моём сознании, не пересекутся с реальностью, несмотря на титанические усилия доброго волшебника. Наш мир богат возможностями, изобилует вызовами, располагает к свободному действию, он динамичный и не застывший. Он даёт нам шанс поменять что угодно, разрушить всё и построить заново, но ограничивает наши средства на исполнение этого, позволяя лишь начать с себя и своего окружения. Тогда стоит задуматься, может, имея возможность попросить что угодно, я бы могла пожелать что-то реальное, что-то более приземлённое и доступное, но более широкое и щедрое для всего человечества? Да, если бы я могла, так бы и поступила.

Я бы хотела, чтобы абсолютно каждый смог почувствовать любовь. Всякая любовь страшна, всегда любовь – великая, но прекрасная трагедия. Всепоглощающая любовь задевает нас больше, если она — страдание, стремление к недостижимому или запретному идеалу. Но именно любовью, или способностью любить, отличается один человек от другого, именно любовь исцеляет нас, когда мы раним сами себя, или другие нас ранят. Если бы я могла, я бы попросила научить каждого любить мир, не презирать его, не ненавидеть, а смотреть на него, на себя и на все существа с любовью, с восторгом и уважением. Я бы хотела, чтобы каждый понял, что может изменить своё сознание и восприятие одной мыслью или одним поступком, если они наполнены любовью.

Если бы я могла, я бы пожелала помочь всем, кто нуждается в поддержке, в тёплом и нежном напоминании о важности его существования в необъятной Вселенной. Увидев каждого потерянного, отчаявшегося человека, я бы хотела «заморозить» для него момент принятия тяжёлого, трагического решения, помочь разобраться и понять, что он не один в своей печали и растерянности. Я бы могла иметь достаточно времени и терпения выслушать каждого, рассеяв его тревожность и печальное осознание бескрайнего одиночества среди быстро сменяющихся красочных картинок реальности. Хотелось бы восстановить осознание полноты жизни каждого из нас, помочь всем найти покой и счастье, проведя человека через мнимый и коварный лабиринт одиночества, в конце которого нас ждёт согласие с миром и с самим собой.

Если бы я могла, я бы попросила прекратить войны, лишить людей возможности причинять друг другу сковывающую боль и кровавые страдания, наполненные жестокостью, обречённостью и душераздирающей невозможностью поступить иначе. Я бы хотела забрать возможность гнать человека на гибель и убивать себе подобных, поскольку якобы существует нечто большее и важное, чем его собственная жизнь. Больше бы никто не увидел земель, залитых ещё тёплой кровью людей, которые благородно сражались посреди мрака, мчались сквозь тернии в сторону блеска яркой утренней зари, которая хотя и знаменует конец битвы, заставляет потерять намного больше, чем они обрели, заставляет потерять себя.

Если бы я могла, я бы попросила подарить Вселенной хотя бы один миг спокойствия и единения, лишённого тревог. Я бы хотела, чтобы на один вечер все притушили блеск огней, убавили громкость своих звонких голосов и шумящих телевизоров, остановились в поглощающем моменте тишины, позволив вообразить значимость лишь себя самого. Люди сделали бы именно себя объектом медитации и расслабления, забыв все вопросы, хаотично возникающие в голове, и попытались бы достигнуть искренности и чистоты в общении с самим собой.

Каждое моё желание — это логово тревожности, той самой тревожности, которая приходит вместе с осознанием омрачающей беспомощности перед воспламеняющимся желанием сделать что-то громкое и значимое для этого мира. Не имея возможности научить всё человечество находить простоту в беспросветном беспорядке жизни и гармонию среди раздора, остаётся лишь воображать могущественного волшебника, Дедушку Мороза, который, кажется, в силах исполнить любые желания. Наша жизнь протекает в мире, избежать разочарования в котором невозможно. Каждый день людям приходится сталкиваться и бороться с грубой жестокостью и чудовищной нелогичностью, которые мрачной тенью нависают над беззаботным существованием. И пусть у нас нет безграничных возможностей, как у Деда Мороза, мы своими маленькими, но значимыми в данный момент времени действиями можем пройти жизненный путь так, чтобы не увеличивать его страдания и горести, но улыбкой приветствовать его безграничную радость и тайну.

                                                     Полякова Виктория, 11б, лицей «Бригантина»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here